Осколки мыслей или эпизоды из жизни спасателя

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Аватар пользователя vlad39reg
Сидоров Пётр Иванович
Зарегистрирован: 30/10/2011

rescuer1577,просили же не проподай.Тяжкое настроение пошло по сайту.Рассказывай.

Скучно жить-смертный грехъ!

Аватар пользователя vlad39reg
Сидоров Пётр Иванович
Зарегистрирован: 30/10/2011

Жду обещенной книги!

Скучно жить-смертный грехъ!

Аватар пользователя rescuer1577
Vl. Letov
Зарегистрирован: 08/12/2009
21/05/2012 - 21:35 vlad39reg: rescuer1577,просили же не проподай.Тяжкое настроение пошло по сайту.Рассказывай.
Приветствую всех! Что за настроение на сайте?

"Дьявол играет нами, когда мы не мыслим точно" М.Мамардашвили

Аватар пользователя rescuer1577
Vl. Letov
Зарегистрирован: 08/12/2009
21/05/2012 - 21:38 vlad39reg: Жду обещенной книги!

Не пишется пока. Копится, наверное, зреет. Как Маяковский писал:
"Я раньше думал —
книги делаются так:
пришел поэт,
легко разжал уста,
и сразу запел вдохновенный простак —
пожалуйста!
А оказывается —
прежде чем начнет петься,
долго ходят, размозолев от брожения,
и тихо барахтается в тине сердца
глупая вобла воображения.
Пока выкипячивают рифмами пиликая,
из любвей и соловьев какое-то варево,
улица корчится безъязыкая —
ей нечем кричать и разговаривать"

"Дьявол играет нами, когда мы не мыслим точно" М.Мамардашвили

Аватар пользователя rescuer1577
Vl. Letov
Зарегистрирован: 08/12/2009

...за годы работы спасателем я выработал такой нехитрый тест для диагностики психологического состояния. Тест основан на восприятии атрибутов профессии, например, повидавших виды медицинских носилок (а повидавшие виды носилки заляпаны всякой хренью, среди которой и слизь, и кровь, и прочие физиологические жидкости). В нормальном, рабочем, боевом, если угодно, состоянии я воспринимал медицинские носилки позитивно - они являлись для меня символом борьбы за жизнь, знаком спасения, усилий на благо человека. При этом, большинство людей, которых я опрашивал, воспринимали носилки негативно, они вызывали у них астенические эмоции, психологический дискомфорт. Любопытно то, что до того, как попасть в спасатели (и первое время работы) я воспринимал носилки так же негативно. Но потом видимо психика приспособилась, выработались защитные механизмы, иначе не смог бы, наверное, вынести все то, что преподносит человеку эта профессия.
Кроме того, мне кажется, что слово труп и производные от него жаргонизмы (трупак, мертвяк, жмур и т.п) играют важную роль в восприятии человеком факта смерти. То есть, этот сухой канцеляризм или что еще жестче - жаргонизмы - как бы дистанциируют воспринимающего человека от всех трудных для восприятия атрибутов смерти; канцеляризм и жаргонизм обезличивают, выносят за грань восприятия, то есть труп это уже не "мертвый человек", а нечто абстрактное, не требующее сочуствия и сопереживания...

"Дьявол играет нами, когда мы не мыслим точно" М.Мамардашвили

Аватар пользователя rescuer1577
Vl. Letov
Зарегистрирован: 08/12/2009

Одессу снова потрепал ветер с дождем. Чуть было не написал «ураган», уподобившись щедрым на преувеличение журналистам, но сдержался. Кажется мне, что это всего лишь ветер с дождем, а разрушительные последствия – от ветхости и запущенности городского хозяйства, которому ветер с дождем наносит урон подобно урагану. Но не об этом. За пару дней до визита гроза оповестила о своем скором приходе старых и болезненных – головными болями, ломотой в суставах, головокружением. Стрижи и мушки с паучками попрятались позже. Приход грозы был великолепен – в окружении сполохов и предупредительных выстрелов грома синевато-серая вата облаков растекалась по небу, закрывала вечернюю синь. Запахло липой. Редкие капли, падая, подавали пример другим и размазывались по листве, земле, асфальту. Разогретые дороги испаряли капли, выбрасывая в воздух удивительный запах пыли, асфальта. А потом началось …

…Когда стихия отошла, на улицы вышли коммунальные и спасательные службы – чистить город от рухнувших деревьев и веток, как мать убирает детскую после шалостей ребенка. Улицы и переулки заполонили люди в форме, зарычали бензопилы, послышался ядреный матерок, вперемешку с указаниями. Спасатели высвобождали из объятий павших деревьев машины, снимали с крыш свисающие над тротуарами мачты антенн, где надо – демонтировали разрушенную кровлю строения. Теперь на все это я смотрю со стороны, а какое-то время назад также скакал по крышам с бензорезом и кромсал бензопилой стволы и ветви. И никогда никому из коллег не признавался, с какой радостью все это делал, с какой затаенной надеждой ожидал какого-нибудь выезда в самую жуткую погоду. Ветер с дождем повалил акацию на проезжую часть главной дороги и следует, не дожидаясь окончания непогоды, убрать ее с пути машин? С превеликим удовольствием, пакуясь в дождевик, усаживался в аварийно-спасательный автомобиль, рядом с коллегами, которые особого энтузиазма от выезда не ощущали. А может тщательно скрывали его, как я, кто знает. Сбить громадные сосульки над главным входом Украинского театра? В мороз? С ветром? Завешиваясь на веревках? Чего нет, поехали! Выбраться зимним вечером на крышу высотки и срезать поврежденный ветром и снегом козырек, что вот-вот рухнет на тротуар? А ветер сильный, диспетчер? Да? Тогда чего ждать, по коням! И уже через несколько минут в затемненной кабине аварийно-спасательного КАМАЗа, набитого под завязку разнообразным оборудованием, ехать, пробивая светом фар стену метели. А в кабине светятся зеленые огоньки приборной доски, да снежинки бегут навстречу лобовому стеклу как звезды и галактики, и представишь на минуту, силой молодого воображения, что ты не в кабине КАМАЗа, а в рубке космического корабля, пронзающего холодную пустоту вселенной. А через пару минут вываливаешься в зиму, натягиваешь перчатки, достаешь из отсека с оборудованием сумку с веревками, карабинами и прочим высотным барахлом, и топаешь на крышу, где откинув люк, встречаешь лицом снежный заряд да ветер за шиворот…

Почему все это – дождь за шиворот, снег в лицо, мокрые, замерзшие руки с бензопилой, внезапные ночные выезды в какие-то дыры, о существовании которых и не мог догадываться, мозоли от загрубевших веревок, скользкие крыши, затопленные подвалы, подъемы на автовышках черт знает на какую высоту и прочие радости спасательского быта – почему все это так благодарно воспринимала моя душа, не раз спрашивал я себя? Не потому ли, что недостаточно для людской души спокойного существования в четырех стенах, в очерченном улицами города, удобном для жилья железобетонном квадрате? Не потому ли, что душа сохнет и тоскует без соперничества со стихией, что норовит затолкать тебя поглубже в клети бетонных ульев? Не потому ли, что, к счастью, века удобства не убили в нас жажды борьбы, стремления попробовать себя, вопроса: «Что там – за пределами уже известных мне ощущений?», в конце концов, чувства локтя и жажды товарищества, проверенного трудностями, осознания того, что делаешь трудную и нужную работу?..
И потому я так завидую тем, кто сейчас в самую плохую погоду по сигналу диспетчера отбрасывает теплые одеяла и выходит в ночь, в стужу, в дождь и с беззлобным матерком лезет на крышу, спускается в подвал или кромсает ствол исполинского дерева, стиснувшего машину…

"Дьявол играет нами, когда мы не мыслим точно" М.Мамардашвили